Школа младших

on

Фамилия, имя, отчество: Яговкина Нэля Константиновна

Возраст: 22.02.1937 г.р., 80 лет лет

Школа: МКУК ЦБС Нижегородского района г.Нижнего Новгорода, библиотека им.Н.А.Добролюбова

Номинация: От первого лица

В первый класс я пошла в 1944 году. Война продолжалась, а наша жизнь шла своим чередом.
Школа была женская, в ней учились одни девочки. В то время мы носили звание октябрят, и на груди у нас была красная звездочка.
Новых учебников в школе не было. Ученики старших классов передавали их младшим. Мы очень берегли учебники. Подклеивали странички, если это требовалось. И настоящих тетрадей у нас не было, и чистая белая бумага была не всегда. Тетради сшивали из использованных с одной стороны листов. Мой папа принес такие листы – светло-коричневые. Я сама их сшила, но сшила очень плохо, все нитки были видны. И меня не пустили гулять, заставили все распороть и переделать, чтобы тетрадь выглядела аккуратно.
А писали мы перышками. Они были сделаны из тонкого металла. Эти перышки прикреплялись к деревянной палочке, и мы писали, обмакивая их в чернильницу.
Писать перышками не на гладкой бумаге было очень трудно. Часто от брызг появлялись кляксы. За это нам снижали оценки.
В школе нас кормили. Давали чашечку чая и малюсенький кусочек хлеба. А иногда возили в столовую, кормили вареной чечевицей. Она была без масла, без мяса, без приправ, но я ее ела с удовольствием. В столовых ложечек не было, мы носили свои. Я однажды потеряла ложечку, но сумела съесть чечевицу корочкой хлеба. Несмотря ни на что, мы росли и учились.
Пришло время, нас принимали в пионеры. Пионеры в обязательном порядке носили галстуки. А у моих родителей не было возможности купить галстук. Тогда моя мама нашла белый лоскуток, краску и покрасила его в красный цвет. Потом выкроила из лоскутка галстук, показала мне, как можно обработать обрезанные края, и я старательно все обработала. Получился хороший галстук, моей радости не было предела! Я была очень довольна своей работой, и мама меня похвалила.
В пионеры нас принимали в клубе. Все было очень торжественно. Нам надели галстуки старшие ученицы. Мы дали клятву. Нам объявили: «Пионеры, к борьбе за дело Ленина-Сталина будьте готовы!». В ответ мы правой рукой отдали пионерский салют и дружно, громко отвечали: «Всегда готовы!»
Я прибежала домой уже в красном галстуке, очень радостная и гордая. Ведь в пионеры принимали не каждого. Не принимали с плохими оценками и плохой дисциплиной.
В школе была пионерская дружина, а в классах пионерские отряды. Между классами проходили соревнования и по успеваемости, и по сбору металлолома и макулатуры. Еще мы брали шефство над детскими домами. Мы приходили в детский дом с вожатыми отряда и там пришивали к рубашечкам потерянные пуговички, штопали носочки и чулочки. Мы умели это делать, потому что дома мы тоже штопали. Подбирали ниточки, вставляли лампочки в носочек или чулочек. Конечно, лампочки были перегоревшими. И шили, и шили. Нам это очень нравилось, ведь мы помогали взрослым.
А еще мы ходили к раненым в госпиталь с концертами и спектаклями. Госпиталь размещался в соседней школе. В то время много школ превращали в госпитали. Там было очень много раненых. Те, которые могли ходить, приходили в школьный зал. Наш отряд ставил спектакль «Недоросль» Фонвизина. Девочки играли в своих платьицах, если была женская роль. А когда роль была мужская, мы надевали одежду мальчиков. Это, наверное, смешно выглядело. Когда я, девочка, играя роль Недоросля, говорила: «Не хочу учиться, хочу жениться», все раненые очень смеялись. Наши спектакли они принимали замечательно. Нам всегда долго аплодировали.
Но еще мы ходили по палатам, где лежали тяжелораненые. Некоторые из них были все перебинтованные. И у них видны были только глаза. Мы читали стихи, пели песни и даже танцевали. Музыки не было, так мы сами себе напевали мелодию. Мы всегда над собой посмеивались и говорили, что мы танцуем под тра-ля-ля.
После выступления мы подходили к каждому бойцу, обнимали и гладили. А они обнимали нас, если у них была свободна от бинтов рука. Нам было их очень жаль, мы плакали, а раненые улыбались, и у них на глазах тоже были слезы.
Время шло, а мы росли и старались, чем могли, помогать взрослым.
Еще мы ездили в пионерский лагерь. Это было очень хорошее время. В лагере было здорово. Мы жили в больших палатках по несколько человек. Утренний подъем, завтрак, обед, ужин и отход ко сну – абсолютно все оповещалось звуками горна. Вечером горн как будто напевал: «Спать, спать по палатам пионерам, октябрятам!» И мы под звуки горна бежали в свои палатки и ложились спать.
В лагере мы ходили в походы, занимались спортом, художественной самодеятельностью, играли в шашки, шахматы. Каждый выбирал свое любимое занятие. Лагерь стоял на берегу реки, и купаться ходили все.
Но самым красивым и запоминающимся был прощальный вечер. На большой поляне зажигали маленькие костры. Все пели, танцевали, играли в разные игры. А потом был костер самый большой и красивый. На небе –звезды, на земле – костер. Все пионеры собирались вокруг костра – конечно, на безопасном расстоянии. И было красиво и радостно, и в то же время было грустно расставаться. Песни пели разные, но одну обязательно в конце:

Взвейтесь кострами, синие ночи!
Мы пионеры – дети рабочих.
Близится эра светлых годов.
Клич пионера: «Всегда будь готов!»

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *