Далеко не всех людей можно считать настоящими детьми родного края. Тогда возникает вопрос: «Кого же называют «сынами Отечества»?

on

Фамилия, имя: Воробьёва Елизавета

Образовательное учреждение: МАОУ "Школа №139"

Московский район

9 класс

Руководитель: , Матвиенко Лидия Васильевна, учитель русского языка и литературы

Далеко не всех людей можно считать настоящими детьми родного края. Тогда возникает вопрос: «Кого же называют «сынами Отечества»?
Я думаю, что этого высокого звания достойны только те, кто по-настоящему любят Родину, готовы жертвовать собой ради неё. Сыновья Отечества – настоящие патриоты, которые подтверждают свою любовь к родному уголку не громкими лозунгами, пустыми фразами, а конкретными поступками.
Я с гордостью могу считать своего папу Воробьёва Вячеслава Николаевича «сыном Отечества». Он — участник боевых действий в Чечне. На его счету пять командировок на Северный Кавказ. Он был сотрудником ОМОНа транспортной милиции, защищал мирных жителей Чечни от бандитов – боевиков. За отличное несение службы папа награждён: медалями «за отвагу», «за доблесть в службе», «за заслуги перед Отечеством», «за отличие в охране общественного порядка», нагрудными знаками «за отличную службу в МВД».
В начале 1995-го года обстановка в Чечне потребовала принятия решения о создании и размещении на наиболее важных участках железных дорог свободных отрядов транспортной милиции. Один из таких отрядов формировался в Волго-Вятском УВДТ. В то время командировки в Чечню продолжались полтора месяца. Отряд Волго-Вятского УВДТ, костяк которого составил ОМОН «Ястреб», в котором служил мой папа, с первых дней у командирования группировки был на добром счету. Каждый в отряде знал своё дело. Папа рассказывает: «Особенно запомнилось, как готовились к первой командировке. Никто из нас не знал, куда попадём служить, были проводы, слёзы родных. Когда приехали на место службы, сразу почувствовали атмосферу войны. Кругом оружие, ящики с боеприпасами и снаряжением, беготня, грязь. Переодически нас обстреливали из миномётов. Стреляли по нам наугад, кто и откуда – мы не видели. В этой командировке было самое большое напряжение. Помню, как говорили перед строем на вокзале во время отправки эшелона: «Приказываю Вернуться живыми!»».
Едва свободный отряд транспортной милиции вернулся домой, как пришёл приказ: готовить людей к новой поездке на Северный Кавказ. Вторая командировка была в мае-июне 1995-го года, тоже 45 суток. Тогда они дислоцировались на станции Гудермес. Это была самая спокойная командировка. Задача была: охрана станции и моста через Сунжу. «Мы спокойно ходили по всему Гудермесу, конечно не по одному, а группой человек пять. Идем, и сразу нас окружает группа чеченцев, «вела». Состояние было, что ты под прицелом. В эти минуты от чеченцев можно было ожидать чего угодно. Раз пять выезжали на подрывы железнодорожных путей в сторону Кади-Юрта. Бандиты то грузовой состав под откос пустят, то попытаются пассажирский поезд взорвать.»
Накануне Нового 1996-го года отряд Волго-Вятского управления внутренних дел на транспорте оказался блокированным боевиками Дудаева в Гудермесе. «Днём – спокойно, а по ночам нас обстреливали из гранатомётов, Ответного огня мы не открывали. Днём в городе часто можно было встретить чеченцев с автоматами. Утром 14 декабря нас обстреляли из гранатомётов, потом начался автоматный и пулемётный огонь. Окружили нас полностью, а укрылись мы в хладокомбинате, нас было 130 человек. Утром 22 января обстрел прекратился. Тогда мы не понимали за что воюем. Главная цель была – Остаться в живых.»
2-го марта 2000-го года начали строить бронепоезд «Козьма Минин» На станции Моздок. Его экипаж составлял 30 человек, в основном был укомплектован бойцами «Ястреба». «По сигналу тревоги одевались, брали оружие и каждый – на своё место. Едешь и думаешь: «Подорвут или обойдёмся?». Приходилось стрелять из пулемётов. Бронепоезд ни разу не подрывали. Но однажды к нам поступила оперативная информация, что у бандитов есть намерение нас подорвать.»
Мой папа много раз находился «наедине со смертью» в карауле на бронепоезде. «Выезд – рано утром, ещё темно. Поднимают тебя, быстро одеваешь экипировку, берешь в руки оружие и идёшь на своё боевое место. В дороге об опасности старались не думать. Всегда было чувство ответственности: за моими плечами – вагоны с людьми, от меня зависит их жизнь».
В августе 2002 года экипаж «Ястреба» сдал бронепоезд подразделениями транспортной милиции Северо-Кавказского УВДТ. Всего за четыре командировки на бронепоезде «Козьма Минин» ОМОН «Ястреб» осуществил 180 выездов, провёл до места назначения 131 эшелон с людьми и различными грузами. На железнодорожных путях сапёры обезвредили 9 взрывных устройств.
Я очень люблю и горжусь своим папой! Меня ещё не было в то время, когда папа уезжал в командировки в зоны боевых действий, но по его рассказам и фотографиям я много узнала о тех ужасных событиях. Я очень рада тому, что он теперь с семьёй, со мной. Мой папа всегда может встать на защиту своей семьи и нашей Родины, потому что он – герой!

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 2,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *